Search

Поиск по следующему типу запроса:



Поиск только по этим видам записи:

Объект
Файл
Коллекция
Выставка
Страница выставки

Расширенный поиск (только документы)

Cоздано при поддержке РФФИ (грант 11-07-00750-а)

Работа по созданию Электронной библиотеки произведений великих русских ученых 17-19 веков вынудила нас решать большое количество философских вопросов помимо технических.

Если мы внимательно посмотрим на три ключевых слова в названии проекта «великих», «русских» и «ученых», то поймем, что по каждому их них можно вести длительные споры. Например, кого можно назвать великим и как мерить это величие, кого отнести к русским и кого считать ученым. Можно, конечно, назвать некоторых, безусловно, великих русских ученых, таких как Ломоносов. По таким кандидатурам спорить не приходиться. Но для многих других персон можно очень долго обсуждать являются ли они достаточно великими или русскими. И по какому вообще критерию оценивать принадлежность ученого к российским ученым.

Мы провели небольшой опрос среди историков и библиотекарей с цель выяснения такого набора критериев. Наиболее часто были названы следующие:

Однако если мы будем учитывать место рождения и получения образования, то нам не нужно брать в коллекцию труды Бакмейстера Логина Ивановича, который был по сведениям Брокгауза и Ефрона — знаменитым русским библиографом. Но родился он и учился в Германии. Аналогичная ситуация и с Рудольфом Кребелем — который родился и учился в Германии, но многими считается русским ученым и морским врачом. Интересная ситуация с Петром Симоном Палласом, который родился, учился и умер в Берлине, однако же, в течение 43-х лет проживал в России и составлял по мнению одного из биографических словарей «красу нашей Академии Наук».

Всестороннему изучению своего второго отечества он посвятил почти всю жизнь свою, Можем ли мы причислить его к русским ученым или нужно считать его «гастарбайтером»?

Не менее важный вопрос кого считать великим? Нужно ли исходить:

Например, в статье про Виктора Яковлевича Буняковского в Большой советской энциклопедии сказано, что он: «русский математик, член Петербургской АН», а в Большой биографической энциклопедии. Что он «знаменитый русский математик». Достаточно ли членства в АН, чтобы быть великим?

Важный вопрос кого считать ученым. Наука XVII - XVIII веков несколько отличалась от современной и сейчас сложно выделить бесспорные критерии, чтобы принять решение отнести путевые записки Григория Шелихова (Шелихов, Г.И. (1747-1795.). Российскаго купца Григорья Шелехова продолжение странствования по Восточному океану к Американским берегам в 1788 году…/ Иждивением В[асилия] С[опикова]. - Во граде св. Петра : [Тип. Сытина], 1792. - 96 с.; 12°.) к научным трудам или нет. Всем известный Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен в Большой советской энциклопедии фигурирует как русский мореплаватель, адмирал. Был ли он ученым?

Возвращаясь к виртуальной выставке, следует отметить, что она добавила нам вопросов. Многие работы ученых 18- 19 века были написаны на французском или немецком и только потом переведены на русский. Некоторые так и не были переведены. Поэтому перед нами встала задача, что выбрать: издания на русском, которых вроде бы ожидают от российской библиотеки, или издания на иностранных языках, которые будут более понятны европейским исследователям. В итоге, накопив все эти вопросы, и выслушав противоречивые мнения библиотекарей и историков, мы обратились к философам. В ответ мы получили полностью устроивший нас поистине философский ответ: «Никаких формальных критериев по всем этим вопросам нет и быть не может. Поэтому принимайте те решения, которые Вам нравятся, и они будут ничуть не хуже иных других».

Так мы и поступили и привлекли в качестве экспертов сотрудников отдела книговедения РГБ. Поэтому теперь на все вопросы типа, почему мы включили в коллекцию ту или иную персону у нас есть один, но очень убедительный аргумент: мы считаем его великим русским ученым.

Недавно добавленные документы